bddeb19a

Герман Юрий - Россия Молодая 2



ЮРИЙ ПАВЛОВИЧ ГЕРМАН
РОССИЯ МОЛОДАЯ. КНИГА 2
РОССИЯ МОЛОДАЯ – 2
КНИГА 2
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
НАШЕСТВИЕ
Прошу, прошу, Карла шведский,
На квартиру на мою, –
У меня есть, Карла шведский,
Чем попотчевать тебя:
У меня есть пироги,
Они в Туле печены,
Они в Туле печены,
Черным маком чинены;
У нас есть сухари,
Только зубы береги,
Как зубов не сбережешь,
Тут тогда и пропадешь, –
Тут же вот и пропадешь, –
Земли своей не найдешь!
Солдатская песня
Я вижу умными очами:
Колумб Российский между льдами
Спешит и презирает рок.
Ломоносов
Товарищи его трудов,
Побед и громкозвучной славы...
Рылеев
ГЛАВА ПЕРВАЯ
1. ТАИНСТВЕННАЯ ЛОДЬЯ
На шанцах при двинском устье поставили новую вышку, а чтобы с моря ее не было видно – срубили сосну и привязали ее могучий ствол канатами к стропилам. Караульную будку тоже скрыли в разлапистых елях, костер – варить кашицу – приказано было жечь в яме, в полуверсте от караульщиков, дабы ворам с моря не угадать, что берег следит за ними настороженно и неусыпно, днем и ночью.
В помощь таможенникам стрелецкий голова Семен Борисович велел прислать драгун под началом поручика Мехоношина. На вышке четыре раза в сутки менялись караульщики, вдоль берега по топким болотцам, по желтому сыпучему песку, по сгнившим, сопрелым водорослям день и ночь разъезжали драгуны с полумушкетами, притороченными к седлам.
Когда на устье падали туманы и морская даль становилась непроницаемой для глаза, таможенные солдаты выходили караулить на карбасах. Сигнальщик держал на коленях заряженную сигнальную фузею, солдаты чутко вслушивались в плеск волн, в тревожные, громкие крики чаек.
Все морские караулы находились под началом капитана Крыкова. Он сам часто наезжал то на шанцы, то к драгунам, то в малые караулки, разбросанные по побережью, а ежели не мог отлучиться из города, то посылал вместо себя Егоршу Пустовойтова, который был служакой строгим, взыскательным и справедливым...
На шанцах, неподалеку от караулки, срубили малую избу, плоскую крышу покрыли землей с мхом, самое строение скрыли елками. Тут либо Афанасий Петрович, либо Егор допрашивали рыбаков, которые, несмотря на царев указ, всетаки хаживали в море ради пропитания. Здесь ослушникам делалось строгое внушение, чтобы неповадно было поперек указу в море ходить, но Афанасий Петрович накрепко велел никого не водить на съезжую к злому черту думному дворянину Ларионову, к дьякам Гусеву и Молокоедову, объяснив свой приказ так:
– Сии пытышных дел мастера ныне в кровище по колено ходят. Воевода от страха вовсе ума лишился, злодействует невместно имени своему. А под батогами да на дыбе человек на себя чего только не наклепает.

Не токмо свейским воинским человеком назовется, но и других бедолаг под орленый кнут подведет. Нет, братики, коли надобно, я и здесь посвойски расправлюсь с нарушителями царева указа.

А надобности в палаче не вижу: рыбаки, морского дела старатели идут с рыбой, по имени я тут каждого знаю, а ежели не знаю, посидит у нас в избе на сухоядении, покуда не сведаю, кто таков, какого родителя сын, добрый ли человек. Чего же его, трудника, в ларионовские лапищи отдавать?
Дьяки донесли о своевольничании капитана Крыкова думному дворянину. Тот за такое своемыслие разгневался, велел Молокоедову скакать на шанцы, пригрозить капитану Князевым именем настрого жестокими карами за укрытие воров.
Молокоедов взобрался на солового конька, поехал трусцой в сопровождении десятка стрельцов, но на шанцах при виде крутого капитана оробел и поклонился ниже, чем следует. Афанасий



Назад