bddeb19a

Геродник Геннадий Иосифович - Моя Фронтовая Лыжня



Геродник Геннадий Иосифович
Моя фронтовая лыжня
{1}Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста
Аннотация издательства: Тяжелая участь досталась на фронте лыжному
батальону, сформированному на Урале: лыжникам пришлось под блокадным
Ленинградом, в окружении, сражаться с врагом. Голод, холод, отчаянный натиск
сильного врага мужественно выдержали уральцы. В их рядах сражался и автор
предлагаемой книги. День за днем показывает он все тяготы окопной жизни
солдата, заставляет читателя сопереживать все фронтовые перипетии, эти
воспоминания помогают глубже понять истоки героизма наших воинов.
Содержание
Часть 1. Чалдонбат
Часть 2. Едем на фронт
Часть 3. Мясной Бор -Ольховка
Часть 4. Гажьи Сопки
Часть 5. Пора подснежников
Часть 6. Встречи с прошлым
Быть под началом у старшин
Хотя бы треть пути.
Потом могу я с тех вершин
В поэзию сойти.
Семен Гудзенко
Часть 1.Чалдонбат
Размышления на солдатских нарах
Проснулся и не сразу сообразил: "то я и где я? Последнее время меня,
привыкшего к оседлой и размеренной жизни учителя, так мотает по белу свету,
попадаю в такие неожиданные перепы, что подчас начинаю сомневаться в
реальности происходящего.
А может - пытаюсь вспомнить, - со мной произошла какая-то катастрофа?
Попал под машину? Избили до полусмерти грабители? Заболел тяжелой болезнью?
Быть может, уже несколько недель подряд нахожусь между жизнью и смертью и все
маловероятные злоключения, которые происходят со мной, - всего лишь игра
болезненного воображения?
Загорается надежда: открою сейчас глаза - и увижу свою могилевскую
комнату. На столе слева - недавно купленный радиоприемник, посреди - роскошный
букет алых и белых пионов, которые мне преподнесли на выпускном вечере
десятиклассники. И еще увижу: у кровати стоят в белых халатах моя жена Ася и
ее коллеги - врачи. У Григория Петровича вырывается радостный возглас:
"Наконец-то наш Геннадий приходит в себя! Теперь он будет жить!"
Но глаза пока не открываю, медлю. Еще не выйдя окончательно из состояния
полудремы, шевелю головой, туловищем... подо мной шуршит солома. Значит, я не
в своей постели в Могилеве - там были перяные подушки и мягкий пружинный
матрац.
Прислушиваюсь. Да, обстановка явно не могилевская: там было тихо, разве
что с легким присвистом посапывала Ася. А тут настоящий симфонический оркестр,
вовсю храпят мои однополчане. Рядом со мной выводят рулады труба-геликон
Авенира Гаренских и саксофон Гоши Одинцова.
Открываю глаза и слегка приподнимаюсь. Со своей верхотуры вижу длиннющие
ряды двухъярусных нар. Вдали при слабом свете маломощной лампочки еле различаю
у двери фигуру дневального.
До подъема еще часа два с лишним. Опять укладываюсь в свою солдатскую
постель и обдумываю ситуацию. Теперь я полностью сориентирован в пространстве
и времени. Начало октября сорок первого. Я - рядовой запасного лыжного полка.
Бушующие ныне на нашей планете военные вихри занесли меня из Белоруссии в
Пермскую область.
И все это - и мои однополчане, и барачного типа казарма, и Кама, и война -
объективная реальность. Нет, не смогла бы моя фантазия сочинить те приключения
и злоключения, которые я пережил за последние месяцы! Нет, не смог бы я
придумать из ничего эти пермские края, моих однополчан Авенира Гаренских, Гошу
Одинцова, Мусу Нургалиева и многих других...
Перебираю в памяти череду злоключений, которые обрушились на мою голову
начиная с 22 июня. До этого моя жизнь текла по какому-то определенному плану,
с большой степенью вероятно



Назад