bddeb19a

Гершензон Mихаил - Робин Гуд



Mихаил Гершензон. Робин Гуд
1. О ТРЕХ СВЯТЫХ ОТЦАХ И МИЛОСЕРДИИ БОЖИЕМ
Двенадцать месяцев в году,
Двенадцать, так и знай!
Но веселее всех в году
Веселый месяц май.
Двенадцать, но самый веселый - май! Зеленым шумом полны леса, по самый
зеленый лес в Шотландии - Шервудский лес. Дождь обрызгал листву дубов,
солнце торопится высушить землю, а в сырой прохладе лопается за желудем
желудь, гонят кверху ростки остролист и чертополох, пробивая зелеными
стрелами рыхлую прошлогоднюю прель.
По узкой лесной тропе, то и дело пригибая головы и стряхивая с ветвей
дождь радужных капель, ехали два всадника. Копыта лошадей глубоко уходили
в разбухшие листья, мох и молодую траву.
Птицы звонко пересвистывались над головами путников, словно потешались
над неуклюжей посадкой толстенького, который трусил впереди. Он болтался в
седле из стороны в сторону, так что распятие подпрыгивало у него на груди.
Капюшон его плаща сполз на затылок, открыв дождевым каплям и солнечным
лучам блестящую круглую, как тарелочка, тонзуру.
Второй всадник, ехавший следом за ним, посмеивался, глядя, как короткие
ножки его спутника беспомощно ловят подтянутые к самой луке седла
стремена. Он одет был в такой же плащ, и такое же распятие висело у него
на груди. Только поверх плаща и спереди и сзади нашито было по большому
кресту.
Не только по этим крестам можно было узнать в нем крестоносца: он сидел
на коне прямо, чуть-чуть подавшись назад, и даже монашеский плащ не мог
скрыть его могучего роста и широких плеч. Это была посадка воина,
привычного к седлу и к дальним походам.
- Подле острова Корсика, - говорил крестоносец, спокойно покачиваясь в
седле, - подле острова Корсика водятся рыбы, которые, выскочив из моря,
летают по воздуху. Пролетев около одной мили, они снова падают в море.
Однажды Ричард Львиное Сердце приказал подать обед на палубе, и одна из
таких летучих рыб упала на стол прямо перед королем...
"Так, так", - постучал дятел, повернув головку и недоверчиво
посматривая на крестоносца.
Но тот продолжал:
- Диковинная рыба также камбала. Вы знаете, отец приор, это рыба
великомученицы Агафьи.
Маленький всадник придержал лошадь.
- Почему же вдруг святой Агафьи, каноник? Я слыхал, что камбала - это
рыба богоматери. Говорят, что пречистая однажды пришла к рыбакам, которые
вкушали от этой рыбы, и сказала им: "Накормите меня, потому что я - матерь
божия". Но рыбаки не поверили и стали смеяться над нею. Тогда святая дева
протянула руку к-сковородке, на которой лежала наполовину съеденная рыба,
и половинка рыбы ожила и запрыгала на сковородке. С тех пор камбалу и
зовут рыбой богоматери. А при чем тут святая Агафья?
- Не верьте, отец, - ответил каноник, - Такие басни выдумывают люди,
которые не видели света и всю жизнь просидели в своем приходе. Я знаю
совершенно точно, что камбала - это рыба святой Агафьи. Когда мы покинули
Сицилию, нам случилось пройти мимо огненного острова Мунтгибель. Когда-то
он изрыгал столько пламени, что возле него высыхало море и огонь сжигал
рыбу. И однажды большой огонь вырвался из жерла горы Мунтгибель и двинулся
к городу Катанаму, где почивали чудотворные мощи блаженной Агафьи. Тогда
жители города Катанама стеснились вокруг ее гробницы и выставили ее
плащаницу против пламени. И огонь возвратился в море и высушил воду на
расстоянии одной мили и сжег рыбу. Немногие из рыб спаслись полусожженными
- от них произошла камбала, рыба блаженной Агафьи... Что с вами, святой
отец?
Маленький всадник так резко ос



Назад