bddeb19a

Гершуни Григорий - Из Недавнего Прошлого



Григорий Гершуни
(1870-1908)
ИЗ НЕДАВНЕГО ПРОШЛОГО
Памяти незабвенного друга
и товарища Михаила Гоца
В минуты скорби и печали
Во дни сомнений и тревог
Твой образ нам сиял
Звездою путеводной
Часть первая
Петропавловская крепость
{5}
Глава I.
Когда я, после удавшегося побега из Акатуйской каторги, увидался с
товарищами, некоторые настойчиво предлагали: напишите свою автобиографию.
Написать свою автобиографию! Как это звучит смешно и дико! Какой смысл и
толк в ней? Кому и для чего она нужна? И как писать ее? В прошлом еще так
мало, в будущем чудится так много! Все мысли и думы не о том, что уже
пережито, а о том, что еще предстоять пережить. Впереди новая жизнь, и трудно
целиком, хотя бы мысленно, вернуться к старой. А главное - бесполезно. Не все
ли равно, где, когда, от кого и почему родился, как рос, как протекало детство
и пр., все то, чем наполняются автобиографии? Все это удовлетворяет лишь
праздному любопытству праздных людей, и не нам, революционерам, этому
потворствовать. Интерес имел бы рассказ о революционной {6} деятельности, о
наших первых робких шагах, но - об этом еще не наступило время говорить.
Мне пришло в голову другое. Борьба продолжается. Каждый день десятки
борцов попадают в руки правительства. Перед ними, большею частью юными,
неопытными, впервые очутившимися в таком положении, раскрывается мрачная
пропасть. На каждом шагу их ждут козни правительства. Полное одиночество,
полная неизвестность. А правительственные агенты, безжалостные, продажные,
лукавые плетут сети вокруг своей жертвы. Нет границ их измышлениям, их
преступной изобретательности, где вопрос идет о том, чтобы сломить стойкость и
мужество революционера.
И когда юный работник начинает чувствовать себя в сетях правительства, он
в ужас мечется, стараясь сохранить в себе революционную честь. Давит новизна,
необычайность обстановки. Кажется, что ты - единственный, вокруг которого
скопилось столько туч. И большим облегчением было бы в такие минуты знать, что
не тебе одному приходилось все это переживать, что в том же положении бывали и
другие, что эти другие находили в себе силы все это пережить и из всех
испытаний выйти с честью.
Давно сказано: великое счастье знать наперед {7} всю глубину грядущего
несчастья. Испытания в царских застенках мы, революционеры, конечно, считаем
не несчастьем, а лишь естественным, неизбежными добавлением, завершающим всю
деятельность. Но все же повесть о пережитом и перечувствованном "по ту сторону
жизни" может быть не бесполезной для молодых работников.
Их я имею в виду при набрасывании этих строк. К сожалению, о многом, что
было бы очень полезно знать молодежи, еще не настало время говорить. О многом
придется умолчать, о многом придется говорить лишь вскользь.
Глава II.
Начну с момента ареста. "То было раннею весной" - 13 мая 1903 года. В
партийных кругах после некоторой подавленности чувствовался сильный подъем.
Расстрел златоустовских рабочих, потрясший тогда всю страну, не остался
безнаказанным. 6-го мая, среди бела дня в городском саду членами Боевой
Организации был "расстрелян", как потом выразился на нашем процессе защитник
Л. А. Ремянниковой, - виновник златоустовской бойни - губернатор Богданович.
{8} Партия переживала тогда период "строительства". Отдельные лица, целые
группы старались завязать между собой сношения. Прилив сил был большой (по тем
временам). На очереди был целый ряд дел. Спешно нужно было сговориться с
покойным Поливановым, недавно бежавшим из Сиб



Назад