bddeb19a

Гетманский Игорь - Звёздный Наследник



Игорь Гетманский
Звёздный наследник
ГЛАВА 1
БЕГСТВО С ПЛАНЕТЫ ВИОЛЕТТА
В тот вечер я напился, как свинья.
Когда после трехчасовой пытки сидения, слушания, беспрерывной записи на диктофон и полного непонимания того, о чем речь, мне все-таки удалось принять разумное решение и просто сбежать с Межконфессиональной религиозной галактической конференции, я был уже, как выжатый лимон. Разумные решения, как правило, приходят к нам слишком поздно. “Задним умом крепок” — так, по-моему, давным-давно говорили в одной стране на нашей старушке Земле. Иногда мне кажется, что кто-то из древних землян заглянул в будущее, увидел в нем столь же лихого, сколь и незадачливого парня Дэниела Рочерса, журналиста еженедельника “Галактик экспресс”, посмеялся, и вот тогда-то и родилась памятная идиома.
“Задним умом крепок” — это про меня было сказано, точно. Иначе я бы здесь не оказался.
Я выскочил из зала, как пробка, презрел медлительную помощь лифта и бегом спустился с двадцатого на первый этаж здания Конгресса.
— Всего вам доброго, мистер Рочерс, — вежливо сказали мне огромные зеркальные двери в вестибюле и раздвинулись. Я вздрогнул. За три дня пребывания на планете я все никак не мог привыкнуть к местным шуточкам.

Здесь все вещи разговаривали с тобой, как со своим старым приятелем. Причем на знакомство времени не тратили, а неведомым образом идентифицировали тебя и немедленно вступали, так сказать, в контакт.
Компьютерное хамство. Такие приличные гуманоиды, местные аборигены, и вот — на тебе… А название планеты мне нравилось — Виолетта.
— Вы найдете дорогу в гостиницу? Сервисный отдел может предоставить вам такси...
Двери отметили мое замешательство и теперь с тупым усердием продолжали строить вежливый диалог. Но общаться с говорящими дверями и зеркалами — сейчас это было выше моих сил.
— М-м-м... — промычал я в ответ и вывалился из дверей единственного на планете стоэтажного небоскреба.
На широченной подъездной аллее, освещенной оранжевыми фонарями, никого не было. Я не пошел к воротам охраняемой территории, а раздвинул ветки плотного кустарника на обочине и шагнул на нетронутый газон Регулярного Парка Конгресса.

Бархатный вечер чужой планеты мягко обнял меня за плечи, обступил тенями могучих и странно пахучих деревьев. Ласковый ветерок овеял разгоряченное лицо. Я углубился в парк подальше от света фонарей, остановился возле высоченного кустарника с треугольными листочками и всей грудью вдохнул теплый вечерний воздух...
Мне, определенно, сегодня не везло! Ароматы, испускаемые коварными листочками, ударили в нос резким запахом аммиака. Я закашлялся и зачертыхался. Этого еще не хватало! Вот что значит — не дома, не знаешь, где голову преклонить!

Я кое-как успокоил дыхание, с тоскою поглядел в сторону подъездной аллеи — как мне не хотелось сейчас никуда идти, даже в свой номер в гостинице! — и направил стопы в противоположную сторону, к аккуратным скамеечкам, стоящим вокруг центральной парковой клумбы.
Что делать — я не знал. И поэтому решил пойти и понюхать теперь цветочки.
Я здорово притомился. Голова у меня кружилась, под ложечкой сосало от голода, а ноги, мои бедные ноги — незаменимый, важнейший после головы и рук профессиональный инструмент! — были ватными. Репортерская сумка с блокнотами, толстенным органайзером и диктофоном оттягивала правое плечо. Я остановился возле клумбы, осторожно втянул носом воздух — чертов запах мочевины не пропал! — послушал себя и понял, что сейчас мне ничто не поможет — ни бестолковое вытаптывание тропинок на



Назад