bddeb19a

Гиляровский Владимир - Мои Скитания (Повесть Бродяжной Жизни)



Вл. Гиляровский
МОИ СКИТАНИЯ
ПОВЕСТЬ БРОДЯЖНОЙ ЖИЗНИ
СОДЕРЖАНИЕ
В. Г у р а. Жизнь и книги "дяди Гиляя"
Глава первая. Детство
Глава вторая. В народ
Глава третья. В полку
Глава четвертая. Зимоторы
Глава пятая. Обреченные
Глава шестая. Тюрьма и воля
Глава седьмая. Театр
Глава восьмая. Турецкая война
Глава девятая. Актерство
Глава десятая. В Москве
Глава одиннадцатая. Репортерство
Глава двенадцатая. С Бурлаком на Волге
жизнь и книги "дяди гиляя"
Многочисленные друзья и приятели В. А. Гиляровского называли его шутя, а
потом и всерьез, но всегда тепло и любовно - дядя Гиляй (одно время он
подписывался "В. Гиля-й"), А. П. Чехов так и писал ему: "Милый дядя Гиляй!"
Милый дядя Гиляй!.. В этих чеховских словах выражена сердечная любовь
современников к человеку большой русской души, неукротимой энергии,
бесшабашной отваги и удали, как бы олицетворявшего собой неисчерпаемую
талантливость русского народа, широту и цельность его натуры.
Общительный и веселый, щедрый и добрый, всегда полный необыкновенного
любопытства к жизни и бурный в проявлении своих чувств, он и внешне был
необычайно яркой фигурой, натурой широкого склада - богатырское сложение,
крупные черты лица, большие умные проницательные глаза, седые пышные усы
запорожца. Знать билась в нем кровь дальних его предков, запорожских казаков!
Недаром же Репин писал с Гиляровского одного из своих запорожцев, а Андреев
лепил с него фигуру Тараса Бульбы для памятника Гоголю в Москве.
Гиляровский обладал огромной физической силой, сгибал пальцами большие
медные пятаки, шутя ломал серебряные рубли, разгибал подковы, легко мог
завязать узлом железную кочергу. Это был человек неистощимый в своих
мальчишеских проказах, выдумках и шутках. Его биография полна удивительных
приключений. Он никогда не терялся и не сгибался ни перед какими ударами
жизни. Она закалила его и воспитала как человека необычайно разностороннего и
исключительно трудолюбивого.
Кем только не был Гиляровский - волжским бурлаком, крючником, цирковым
наездником, борцом, табунщиком, актером, знатоком конского спорта и пожарного
дела, знаменитым газетчиком, "королем репортеров". Он гордился значком
"почетного пожарника", за храбрость в войне с турками имел солдатского
Георгия, за участие в олимпийских играх - большую золотую медаль.
Гиляровский, по словам его друга писателя Н. Телешова, в одно и то же
время охотно дружил "с художниками, знаменитыми и начинающими, писателями и
актерами, пожарными, беговыми наездниками, жокеями и клоунами из цирка,
европейскими знаменитостями и пропойцами Хитрова рынка, "бывшими людьми". У
него не было просто "знакомых", у него были только "приятели". Всегда и со
всеми он был на "ты".
Не зная усталости, он вечно куда-нибудь спешил, на ходу расточая
экспромты, остроумные шутки, тут же весело похлопывал по серебряной табакерке,
с которой никогда не расставался, предлагая "всем окружающим, знакомым и
незнакомым, понюхать какого-то особенного табаку в небывалой смеси, известной
только
ему одному".
Большое человеческое обаяние Гиляровского привлекало к нему лучших людей
того времени. Двери его дома всегда были гостеприимно открыты для друзей, для
писателей и художников, артистов и журналистов, знаменитых и только вступавших
в жизнь. Заходили сюда Л. Толстой и М. Горький, бывали Глеб Успенский и
Мамин-Сибиряк, Репин и Левитан, Куприн и Бунин, Шаляпин и Собинов, Брюсов и
Леонид Андреев, Маяковский и Есенин, Демьян Бедный и Алексей Толстой.
Обогреться и на



Назад