bddeb19a

Глазков Юрий - Голосок



Юрий Николаевич ГЛАЗКОВ
ГОЛОСОК
...Корабль пронизывал пространство, и впереди лежало черное,
бесконечное безмолвие. Немигающие звезды застыли в глубинах космоса.
На борту корабля находились три представителя военного департамента и
ученый.
Ученому принадлежал ящик с трубками, приборами, питательными
растворами и прочей требухой, как пренебрежительно называли содержимое
блестящего контейнера хозяева корабля - военные.
У военных были свои заботы - под прицелами города, базы, аэродромы,
ракеты, целые страны и континенты... Блестящий контейнер просто вызывал у
них недоумение своей бесполезностью в том большом деле, для которого были
нужны они - повелители оружия.
"Навязал нам сенатор этого ученого, - мысленно рассуждал командир
Петерсон, уставясь в потолок. - Теперь при нем то не сделай, то спрячь,
это не включи! Не корабль, а летающая богадельня, созрело у него там,
видите ли, что-то..."
- Эй, доктор! - громко и неожиданно произнес Петерсон. - Как себя
чувствуете? Как невесомость?
- Благодарю вас, полковник, - откликнулся доктор Старкер. - У меня
все вроде бы нормально, я вот о нем думаю... - Он тронул блестящий
контейнер.
- О нем?! - Командир рассмеялся. - А что о нем думать?!
- Не могу понять, как он перенес стартовые перегрузки и встретил
невесомость, - серьезно ответил доктор. - Это, понимаете ли, очень для
него важно...
- Док, вы говорите как о живом человеке! А ведь это просто железная
банка с лампочками! - хохотнул пилот Гавр, сидевший поблизости с закрытыми
глазами и, казалось, спавший.
Командир Петерсон кивнул и, взглянув на пилота, подмигнул ему. Доктор
смущенно поерзал.
- Пилот Гавр, вы совершенно справедливо это заметили, - вежливо
ответил доктор. - Но, простите, очевидно, вы не совсем понимаете значение
моего эксперимента, как, впрочем, и я не осведомлен о вашей, наверное,
очень важной миссии в космосе. - Он говорил так, будто прислушивался к
музыке Баха, звучавшей где-то за обшивками корабля; лицо его стало
задумчивым и сосредоточенным. - То, что находится в этой "железной банке",
как вы изволили выразиться, действительно еще не живой организм, а лишь
клетки, способные его создать. Они созрели для своих функций позавчера, и
хранить их больше было нельзя, поэтому меня так срочно включили в вашу
команду. Но я не буду мешать вам, я все сделаю сам. Мне предстоит создать
здесь, в космосе, в невесомости, живой мозг, иначе на Земле из-за
гравитации ничего не получится, там не добьешься равномерности раствора...
И... и я очень волнуюсь, сэр... простите...
Гавру стало скучно. Ему всегда становилось скучно, когда он не
понимал собеседника или даже отдельных слов из его речи. Пилот шумно
вздохнул и уже лениво обронил:
- Кому все это нужно, док?.. Ведь люди и так родились в космосе:
жизнь "варится" в его глубинах, там и разум рождается... Хотя... - Он
потянулся, хрустнув суставами, продолжил: - Хотя я лично не против еще
одного члена экипажа. Надеюсь, он будет отличным помощником...
- Вы сошли с ума, Гавр! - встрепенулся Петерсон. - Лишний член
экипажа! У меня и скафандра на него нет, не говоря уже о питании...
- Что вы, что вы, полковник, - торопливо заговорил доктор, - это же
не будет член экипажа в полном смысле слова, это будет лишь мозг, а его мы
подключим к датчикам вашего корабля, он будет видеть и слышать благодаря
радарам, антеннам, приемникам вашего лайнера, полковник. У него не будет
рук и ног, ему не надо скафандра, он не будет бегать, вернее, летать по
вашему кораблю



Назад