bddeb19a

Глазков Юрий - Встреча



Юрий Николаевич ГЛАЗКОВ
ВСТРЕЧА
Разведчик чужих миров, преодолев огромное расстояние, нашел то, что
искал, - планету класса А. Планета была почти такой же, как и планета,
родившая его. Прогулка по лесу была просто замечательной, не хватало
только грибов, земляники и малины. Легкое движение между деревьями
насторожило его:
"Что это за толстое бревно валяется на моем пути, затаюсь-ка я пока и
подожду. Вот у себя, на родной планете, - там все ясно: кто друг, а кто
враг, все определенно и однозначно: враг - стреляй или беги, друг -
протяни руки для приветствия. Вот, помню, на охоте за крокодилами, это же
надо, я стоял по пояс в жидкой грязи болота и стрелял по отвратительным
аллигаторам, а сам, оказывается, упирался ногами в спину огромного гада...
Он начал всплывать, видно, ему не очень нравилось, что по нему топчутся, а
я, как мачта с обрубленными парусами, возвышался над его безобразной
спиной-палубой. Хорошо, что Дик смотрел в мою сторону и быстро сообразил,
что к чему, а то я был бы не здесь, а чем-то после крокодилова желудка -
разрозненными атомами и молекулами, готовыми к дальнейшему использованию.
Вот друг, а вот враг. А эта чертовщина впереди мне совсем не нравится, от
нее отдает спиной аллигатора, а отсутствие пасти с клыками еще больше
настораживает, еще шарахнет каким-нибудь разрядом или еще чем-нибудь более
пакостным, и повалит дым из костра, где горит единственное полено - я.
Нет, подожду еще, заодно и отдохну, вот только опять спина затечет от
неподвижности, стар становлюсь я для подобных сцен, как бы не
промахнуться, не упустить что-либо".
"Надо же, я такого не видел никогда, прямо хам какой-то, прет
напрямик, не разбирая дороги, странное создание: какие-то ходули
тоненькие, две раскачивающиеся палки, надломанные в середине непонятно
зачем, шар наверху, весь какой-то неустойчивый, шатается, трясется, дунь и
полетит, как сухая веточка. Но от него так и веет опасностью, лучше я
полежу, хорошо, что бронированный бок как раз развернут к нему. Черт
подери, меня на работе ждут, а тут эта "прелесть" на дороге, и долго она
будет торчать и изображать из себя застывший монумент, ведь передвигалась,
а теперь притворяется, а как следит за мной... Дай-ка я отключу все
лишнее, оставлю слежение и защиту".
"Неужели мне показалось, ведь этот обрубок вроде бы извивался,
цепляясь за деревья своими боками, а теперь лежит как прогнившее бревно.
Ба, да вон те щелочки, как трещины в стволе, вроде чуть расширились, или
мне кажется? Эх, как хорошо дома! Нед сварила бы мне кофе, а я сидел бы в
любимом шезлонге, на берегу озера, детишки бегают, соседский внук плещется
и пищит, как цыпленок. Ладно, ладно, кончай млеть от воспоминаний, а то
получишь в лоб какую-нибудь гадость или, как Джекки, переварят тебя прямо
здесь, а не в желудке, а уж потом... слопают... фу, какая гадость. А
Френк, его, как древнего гладиатора, накрыли какой-то сеткой, которая
потом превратилась в корзину, утыканную присосками. Смотри внимательнее,
разведчик, вдруг из этого бревна что-либо вылетит или выползет".
"Да, плохо мне будет, светило встает, припекает, а я не могу сменить
оболочку, так и будут жариться в бронезащите, и рот открыть нельзя,
заметит или пустит газ какой-нибудь, вон как внимательно следит. Вон в
приоткрытых щелках что-то светится и поворачивается, наверное, система
слежения, и ниже что-то полуоткрыто, а что - непонятно".
"Нет, этот обрубок что-то замышляет, вон и цвет кожи у него меняется,
видно, и его, бедо



Назад