bddeb19a

Глазков Юрий - Второй Список



Юрий Глазков
Второй список
Фантастический детектив
Выспавшись в прохладном купе, Сименс сошел с поезда и, отослав багаж в
гостиницу, слывшую самой дешевой в этом небольшом, но респектабельном
городе, медленно побрел по улице.
Городок прилепился ярко-зеленым пятном к голубому морю. Между голубизной и
зеленью пролегала довольно широкая желтая полоса - песчаный берег. Сименс
брел и радовался, что вырвался, хоть и ненадолго, из гигантского серого
мегалополиса, где судьба заставила его жить и работать, где колонок
заправки машин было не меньше, чем колонок заправки кислородных баллонов
людей. В этом задымленном человеческом муравейнике трудно было
ориентироваться даже полиции. Попробуй узнать преступника с усами,
длинным, хищным носом и шрамом на правой щеке, если на нем кислородная
маска, и все прохожие - будто разноцветные жабы с огромными стеклянными
глазами-очками, чтобы не попали в лицо капли ядовитого дождя!..
Сименс с радостью вырвался из этого ада в райский уголок, хотя и здесь
особенного счастья не испытывал. Он шел медленно, а хотелось просто
присесть и надышаться чудесным воздухом на месяц вперед.
"Увы, - подумал Сименс, - наесться на год вперед тоже невозможно, так уж
мы устроены".
Вот улица "самых денежных папаш", так ее назвали в полиции; на самом деле
она именовалась улицей Свободы.
"Трепачи несчастные, какая тут свобода, - вздохнул Сименс, вспоминая
красную, злую физиономию шефа, распекавшего его на всякий случай.
Оскорбления и бессонные ночи, проведенные в грязи и холоде, - послать бы
их вместе с их свободой... - Благо для вас, что те, кто знает, как вы
делали деньги, кто осмеливался только пикнуть об этом - или в
потустороннем мире, или за решеткой, а это немногим лучше. Свобода!
Безнаказанность - вот ваша свобода... Ладно, мне тоже надо сделать свои
деньги и положить их в свой, пока еще совсем маленький мешочек, но он
будет, будет большим, уж я постараюсь".
Улица была действительно богатой, как и те, кто на ней жил. Именно здесь
"свили гнезда" самые могущественные, распустив щупальца по всей стране и
далеко за ее пределы. Старческие, с распухшими от подагры суставами, руки
сгребали миллионы. Горожане называли и улицу и район по-своему - "клубок
тихих скандалов". Тут затевались смертные схватки между семьями за рынки и
сырье, а на званых обедах, ужинах и приемах нередко мелкие обиды
превращались в злую и утонченную месть, от которой появлялись банкроты,
закрывались предприятия, зарастали сорняком поля, исчезали города, умирали
тысячи людей. А виллы стояли прочно, и густела зелень садов, скрывая от
палящего солнца согбенных стариков и старух, почтенных джентльменов и
молодых наследников. А полиция их надежно защищала. Правда, простые люди и
так редко забирались сюда, им не давали возмущать тишину улицы и
спокойствие города, а тем более его отцов.
Вот и сейчас. Вроде бы ничего страшного - умер старикан Хенк. Старейший,
богатейший из богатых. Ему было 83 года, молодость он провел совсем не
тихо, в свое удовольствие, оставив на свете много молодых людей, похожих
на него черными бровями и широким носом. А вот теперь взял и умер. Нашли
его утром, в рабочем кабинете. Старик сидел в кресле, голова его была
откинута назад, глаза выпучены, руки лежали на столе, пальцы сжимали листы
бумаги, листы были чистыми, И все.
Вчера Сименса вызвал Лейк, шеф их конторы.
- Сим, посети это осиное гнездо, понюхай, что там. Старикан Хенк умер, а
почему - это всех очень интересует, но никто не зна



Назад