bddeb19a

Гланц Анатолий - Будни Модеста Павловича



Анатолий Гланц
Будни Модеста Павловича
Каждому из нас рано или поздно приходит в голову заняться телекинезом.
Некоторым успехи в телекинезе даются легко и быстро, другим медленно и с
трудом. Третьи не имеют о телекинезе ни малейшего понятия и начинают
заниматься им независимо от вторых.
История отечественного и зарубежного телекинеза богата поучительными
фактами. Чрезмерно развитые надбровные дуги древних позволяли им
пользоваться телекинезом в такой степени, в какой мы даже себе не
представляем. Достаточно сказать, что теперь найдется очень мало людей с
такими надбровными дугами.
О том, что телекинез представляет собой громадную силу невероятных
размеров, свидетельствует хотя бы изобретение Можайским самолета. Однако
изобретение Можайским мотора и винта для самолета с точки зрения
телекинеза считается большой ошибкой, так как мотор и винт увеличивают вес
и ухудшают летные качества летательных аппаратов.
На пересечении улицы Каменной с переулком Благонравова можно увидеть
серый дом. Он стоит здесь много лет, возле него оборудована трамвайная
остановка. Каждый день в половине шестого из трамвая выходят два человека
примерно одинакового роста и направляются к дому. Эти люди - братья, они
занимаются телекинезом.
Этим вечером, соединив свои усилия, братья подняли в воздух шесть книг,
уложенных одна на другую, когда кто-то, не постучавшись, открыл дверь и
вошел в комнату. Братья обернулись, книги посыпались на пол.
На пороге стоял их старый приятель Федя. Ему было не больше сорока лет,
он был одет в пиджак.
- Я никогда бы не подумал, что вы так небрежно обращаетесь с книгами,
которые я даю вам читать. Вы, наверное, забыли, что эти книги я с большим
трудом выписываю в библиотеке завода, где работаю крупным специалистом, -
заявил Федя.
- Извини нас, мы так увлечены телекинезом, что даже не обратили
внимания на то, что это твои книги.
- Вы поднимали все эти книги вместе? - спросил Федя, указав на пол.
- Да, - ответил старший брат. - Подъем тяжестей для нас уже не
проблема. Нас волнует другое. Мы не знаем, что делать дальше. Предположим,
мы поднимем кресло или шкаф - что это даст?
- У нас с братом есть подозрение, - заговорил быстро младший, - что с
помощью телекинеза можно добиться чего-то такого, ради чего стоит
потратить всю жизнь.
- Это сложный вопрос, - сказал Федя. - Я не в состоянии ответить на
него сразу, мне нужно подумать. Приходите ко мне в пятницу, потолкуем. Не
забудьте принести книги.
Федя ушел, а мысли о телекинезе не давали братьям покоя. Всю ночь они
не могли уснуть и ворочались на своих кроватях. В комнатах царил мрак и
полумрак. Обливаясь холодным воском, в подсвечниках горели свечи.
В пятницу, как было условлено, они захватили книги и направились домой
к Феде. Его жена приготовила им суп.
Федина комната служила одновременно спальней и мастерской. Федя
увлекался детекторными приемниками, но также в книжном шкафу его стоял
томик Пушкина. Федя знал толк в искусстве и сознавал это. Особенно он
любил познавать дедукцию и анализ. Федя умышленно не отдавал в печать
своих произведений, потому что собирал их в большом фанерном ящике из-под
фруктовой посылки яблок друзьям.
- Я думал над вашим вопросом, - начал Федя, - но выхода так и не нашел.
Принесли книги?
- Вот они. Как же так, Федя, неужели нет никакого выхода?
- Вариантов было много, но я их все отбросил.
- И не оставил ни одного? - спросила заглянувшая из кухни Клава.
- Ни одного.
- И теперь вы не знаете, что делать даль



Назад