bddeb19a

Глазков Юрий - Сила Воли И Разума



Юрий Николаевич ГЛАЗКОВ
СИЛА ВОЛИ И РАЗУМА
Все произошло более чем обыкновенно. Пьер сам выбрал это место
посадки - в океане причудливой подковой лежал остров с белесым прибоем
снаружи и тихой, зеленоватой водой внутри. Несколько пальм, неведомо как
попавших на коралловый атолл, давали жиденькую тень. Пьер не стал
рассматривать дальний угол атолла, и в этом была его ошибка. Что-то ярко
вспыхнуло, последовал удар, корабль встряхнуло, и Пьер почувствовал, что
аппарат вошел в крутой вираж. Катапульта сработала, и хорошо, что кораллы
были совсем рядом. Пьер оказался на пальме, а его кресло булькнуло в
белесом прибое. Спустившись с пальмы, Пьер бросился спасать кресло, но
последнее, что он успел заметить - это красное сиденье, исчезающее в
глубине, и огромное белое брюхо с острой, чуть плоской мордой и большими,
холодными глазами; зубы уже рвали мягкую кожу кресла.
, - подумал Пьер.
Он уныло побрел по острову. Остров был безлюдным, но видно, что
когда-то здесь было довольно оживленно: разрушенные здания, полузасыпанный
бассейн, какие-то сооружения были тому доказательством. А то, что его так
мастерски сбило, оказалось старой автоматической системой ракетного оружия
и притом последней, больше ничего подобного на острове не было.
.
Жить на острове было можно, рыбы в океане было много, пресная вода
билась под пальмой, тень, хоть и скудная, а все же была, Солнце давало
тепло и даже с избытком. Жизнь наладилась, сон стал ровным, тихим и
долгим, Пьер даже прибавил в весе и с грустью смотрел на свой
округлившийся живот. Все было вроде бы ничего, вот только зарос Пьер,
борода чесалась, а усы лезли в рот и мешали жевать волокнистую рыбу. Рыбы
действительно было много, золотистые ее спинки частенько мелькали в
заводи, а коралловые обломки оказались прекрасным орудием.
Как-то, забравшись на самую высокую пальму, Пьер увидел на горизонте
остров. С тех пор он не знал покоя, его так и тянуло туда. Он перестал
спать, плохо ел, рыба вольготно плескалась в теплом заливчике. Пьер все
время думал о соседнем острове. И вот однажды он проснулся от скрипа
песка. Открыв глаза, Пьер увидел бородатого старика. Старик присел рядом и
заглянул в глаза Пьеру.
- Ты откуда такой взялся? - спросил Пьер, забыв поздороваться, но не
забыв встряхнуть головой.
- С того острова, ты ведь не даешь мне спать, все время будишь меня
своими мыслями. Мой остров еще меньше твоего и на две пальмы на нем
меньше, чем на твоем, родник слабее, рыбы столько же. Зачем тебе мой
остров? Может, тебе мой попугай понравился, да я тебе такого же достану,
они сейчас в Париже по сто франков за штуку идут.
- Постой, да как ты сюда попал, какой Париж, какой попугай? -
бормотал обескураженный Пьер.
- Париж - это город такой, а ты сам-то откуда? - спросил старик.
- Я-то и вовсе не ваш, я с другой планеты, попал сюда случайно, вон
та чертовщина меня сбила.
- Это не чертовщина, а ракета, они с древности нашей остались, их с
этих островов снять забыли, обрадовались тогда, везде поснимали эти
проклятые ракеты, а вот здесь забыли, все в такой тайне друг от друга
держали, что, видать, и сами позабывали, где их понатыкали. На моем
острове тоже три штуки было, я из них тарелок и сковородку сделал,
отличные получились, не ржавеют, не пригорают, видать, хороший металл на
них тратили. Это надо же, когда сделали, а они и сейчас стреляют. Умели
делать раньше-то.
- А что же сейчас делать, - всполошился Пьер. - Как я о себе знать
дам, куда за мной лететь моим? Там



Назад